26.02.2018

Кажется, Марека Вашкеля – историка театра кукол из Польши, постоянного члена экспертного совета и члена жюри Международного фестиваля «Мечта о полёте», в Кургане знают все – артисты «Гулливера», зрители, журналисты и даже представители местной власти. Марек Вашкель не просто приезжает в Курган на фестивали, он всегда привозит интереснейшие театры с незабываемыми, хотя, порой и спорными постановками.
Это с подачи Марека, курганские зрители увидели и по достоинству оценили спектакль театра из Белостока «Фасад», благодаря которому запомнили имя авангардного бразильско-нидерландского режиссёра Дуды Пайвы – это было открытие первого фестиваля. Потом был «Шопен» - спектакль, который шёл под живой аккомпанемент, а за роялем сидела замечательная пианистка с мировым именем - Карина Комендер демонстрируя виртуозность лауреата международных конкурсов. На этом же фестивале молодёжь с восторгом и удивлением смотрела «Дульсинею» - спектакль, будораживший воображение. На третьем фестивале, словно коробку с игрушками, раскрыли на нашей сцене польские артисты свои декорации и рассказали историю девочки Ленки, с которой никто не хотел дружить в начале спектакля, и которая обрела друзей к его окончанию. На «Мечте-17» зрители открыли новую грань трагедии Гамлета в моноспектакле «История принца Г.».
Но спектакли, рекомендуемые Мареком в репертуарную афишу фестиваля, это ещё не всё – все, и зрители и участники фестивалей, всегда ждут общения с человеком, который знает про театр кукол всё и всегда готов поделиться своими знаниями и наблюдениями на лекциях, которые всегда сопровождаются редкими и очень ценными видеоматериалами.
В последнем номере литературно-публицистического альманаха «Тобол» вышла статья Марека Вашкеля в которой он делится мыслями о «Гулливере», о фестивале «Мечта о полёте» и о Кургане.

Марек Вашкель (Польша) – историк театра кукол и театральный критик.
Профессор театральной академии в Варшаве/Белостоке.
Член Комиссии UNIMA по коммуникациям и
публикациям и Образовательного совета UNIMA.
Перевод с польского – Ольга Ингуз-Андрюшина

СБЫВШИЕСЯ МЕЧТЫ

Гулливер, Курган

Пробую посчитать, сколько раз я был в Кургане. Пожалуй, четыре. Я был на всех фестивалях, хоть и в разных ролях. Показывал выступления своего театра, участвовал в экспертных дискуссиях, вёл лекции о кукольных театрах мира. Однако, прежде всего, я был обычным участником мероприятия, рождённого из мечты и медленно превращающегося в реальность. Это мечта организаторов из Сибири, чтобы мир был ближе к Кургану, а Курган - к миру, где много кукловодов и любителей кукольного искусства. Почти десять лет назад наша первая поездка с декорациями для спектакля «Фасад» (режиссёр Дуда Пайва) за Урал казалась несбыточной мечтой. Всё удалось: мы прибыли, сыграли и нашли друзей.
С самого начала идея организаторов очаровала меня. Первый фестиваль пришёлся на 60-летие курганского театра кукол «Гулливер» и проходил под лозунгом «Мечта о полёте или разбег в 60 шагов». Это долгий разбег, его удалось преодолеть, только, видимо, мечта о полете была сильнее. Она осталась до сих пор в названии мероприятия. Хотя сегодня это уже не мечта. Курган является важным городом в сфере кукольного искусства не только на карте России, а местный фестиваль стал очень привлекательным театральным событием.
Когда я руководил Белостокским театром кукол, мы привозили в Курган спектакли сложные, необычные, требующие некоторой подготовки, а особенно – открытости к чему-то иному, новому, неизвестному. Они должны были вдохновлять, пробуждать воображение и не обязательно – нравиться. «Фасад» Пайвы предлагал то, что уже широко распространено сегодня: сочетание различных театральных жанров – игры актёров, живой музыки, оперного вокала, танца, а также очаровательных кукол. Спектакль «Шопен – впечатление» связал виртуозное живое исполнение многих творений гениального польского композитора с высококлассной техникой классических и сложных марионеток. «Дульсинея» была весьма абстрактным предложением очень молодых артистов, которые экспериментировали над темами Сервантеса, используя причудливых анимантов - сложные механизмы и анимированные объекты. О значении всех этих форм можно было только догадываться. Те спектакли входили в моё понимание искусства театра кукол: разнородное, многогранное, часто поразительное, но передающее собой жизнь, смысл и значение казались бы безжизненными формами. Такие формы часто сопровождаются усложнённым значением человека-актёра, умножая смыслы, усиливая эмоции. Но в этом и заключается сила современного театра кукол.
Мы привыкли думать о театре кукол как об искусстве для детей. Это, конечно, наша основная аудитория. Ребенку не нужно одобрять кукол, он и так является нашим настоящим зрителем. И мы, очевидно, должны быть очень осторожны при принятии решений о каких бы то ни было экспериментах с детьми. Мы совершаем их каждый день в кукольных театрах по всему миру, мы входим в новые темы, овладеваем новыми формами, ломаем стереотипы, но стараемся сильно не нарушать привычки родителей. Мы знаем их вкусы и, заботясь о собственной безопасности, ходим по самой грани.
Однако театр кукол, помимо того, что это искусство для детей, – это просто вид искусства, а мы – его создатели – артисты, которые хотят столкнуться с окружающей реальностью, мотивами и темами, которые нас заботят, вдохновляют, очаровывают или восхищают. Для взрослых у нас есть целый арсенал современного искусства: литература, изобразительное искусство, кино и музыка. Нас отличает то, что мы создаем воображаемого персонажа, собственно куклу, которая сталкивается со всем этим художественным космосом. И, благодаря этой кукле, остаёмся оригинальными, иными. Трудно иметь дело с любым видом искусства, не стремясь к оригинальности, индивидуальному стилю, разнообразию.
Я думаю, что театр кукол «Гулливер» в какой-то момент в своей истории пожелал соприкоснуться с подобным мышлением. «Каприч’ио» возник как спектакль-фантазия, порождённый движением и изобразительным искусством, великими образами. За ним последовали «Паноптикон», «Сны Арлекина», «Сияющая в ночи», и наконец, «Жёны Синий Бороды». Их творцы – режиссёры со всего мира. Даже если последствия этого сотрудничества не всегда трансформируются в художественный эффект, не все удовлетворены, они оставляют в памяти участников и зрителей ясный след и абсолютно новый опыт. Ведь, исходя из этого опыта, со временем рождается богатство средств выражения.
Фестиваль «Мечта о полёте» – это дополнение к тому богатому выбору художественных произведений, предлагаемых «Гулливером». Сейчас он должен продолжаться, у него есть зрители. Они ждут следующего фестиваля, чтобы еще раз встретиться с формами, которые расширяют воображение, обогащают мышление об окружающем мире.
За последние десять лет Курган изменился. «Гулливер» тоже меняется. Каждый раз я встречаю в труппе молодых актеров, которых не видел раньше. Только здание театра не меняется. Привлекательное, историческое, со сложным прошлым, оно красиво обыграно в спектакле «Жёны Синей Бороды», к сожалению, тесное, особенно в пространстве двух маленьких сцен, которые мешают показу многих привлекательных спектаклей. Места для зрителей тоже мало, трудно разработать дополнительные мероприятия, даже образовательные, которые сегодня являются очень важной частью работы детских театров мира. Смею надеяться, что эта проблема, о которой говорят уже очень громко, найдёт решение в городе в ближайшем будущем. Ведь уже скоро большой юбилей «Гулливера»!

 

К новостям

 

 

 

 

 

новости
  история
  фестгеография
  дирекция
  труппа
  райдер
  документы
  контакты
   
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  репертуар
  билеты
  на главную